Почти смешные истории

Марина ГУСАРОВА 2010.03.11
Почти смешные истории

Провинциальная гостиница «Тайга». Ну разве может в таком  захолустном месте произойти что-то удивительное?   Разве что какой-нибудь командировочный напьется — и давай дебоширить! Действительно, что за чудеса такие вознамерились выискать в сибирской глубинке?

А ведь выискали-таки! И где выискали — за тридевять земель, в далеком южном городе Симферополе, где о гостинице «Тайга», наверное, и слыхом не слыхивали.    И вы не слыхивали? Тогда вперед, в Крымский академический русский драматический театр имени Горького, на премьеру спектакля «Провинциальные анекдоты».

Первое, на что обращаешь внимание, взглянув на афишу, — имя автора одноактных пьес (коих в спектакле две).  Александр Вампилов —  один из плеяды советских «сибирских самородков»,  практически не оцененный при жизни и ушедший из этого мира трагически,  странно, нелепо, не дожив двух дней до своего 35-летия.  «Утиная охота», «Старший сын», «Прощание в июне», «Прошлым детом в Чулимске» — эти пьесы сегодня уже стали советской театральной классикой. А вот  вошедшие в   спектакль «Провинциальные анекдоты» «Случай с метранпажем» и первая пьеса Вампилова   «Двадцать минут с ангелом», написанная еще в далеком 1962 году, широкому зрителю известны, пожалуй, меньше.

Предвижу скептические замечания: дескать, ощутимо веет от пьес этих нафталином — залежался матерьяльчик небось  за столько лет!  А вот и не залежался! Потому что сущность человеческая с тех (в общем, не слишком и давних) пор ничуть не изменилась. Все так же лебезим мы перед вышестоящими, все так же клюем ближнего и плюем на нижнего, все так же готовы, скрепя сердце, простить окружающим недостатки, а вот отдать должное их достоинствам — нет уж,  увольте!

Именно потому, увидев «Провинциальные анекдоты», зритель не только смеется до хрипоты, но и задумывается, сожалеет, негодует и даже может всплакнуть украдкой. Ведь специфика российского юмора еще со времен Гоголя такова, чтобы заставить зрителя не только надрывать живот от хохота, но и извилинами мозговыми пошевелить, а порой и душой поболеть.  Немного о сюжетах. С одной стороны, они просты до примитивности (аналогичный случай в командировке тут же припомнил мой коллега-фотокор), с другой — помогают  проникнуть  в глубину человеческих душ, судеб, характеров, что называется, до донышка.  С одной стороны, материал благодатнейший, с другой — сложный, глубокий, как омут с коварными водоворотами.  Есть о чем подумать и над чем поработать и режиссеру, и актерам!

Прежде всего, отдадим должное режиссеру-постановщику Анатолию Новикову — подбор актеров на роли просто идеален. Каждый рисует свой неповторимый узор в сложном сюжетно-психологическом орнаменте спектакля, и каждый же является неотъемлемой частью целого.  Есть у «Провинциальных анекдотов» и своя специфика: премьера состоит из двух одноактных пьес, а заняты в них практически одни и те же актеры —  вот вам и повод для демонстрации чудес перевоплощения!

Начнем с Анатолия Бондаренко. Вот уж кому досталась солидная ролевая амплитуда! От администратора гостиницы «Тайга» Калошина («Случай с метранпажем»), который «когда стал начальством, сам себя боялся», — до забубенного командировочного экспедитора Угарова из «Двадцати минут с  ангелом», готового  и душу продать за пресловутые 3.62 (именно столько в советское время стоила бутылка самой обычной  «Русской» водки).

А открытием спектакля я назвала бы Игоря Кашина. Увы, не часто видим мы на сцене этого актера, а жаль… От почти эпизодической роли Доктора Рукосуева в первом отделении Кашин во втором поднимается буквально до вершин комедийности и даже драматизма, яркими мазками рисуя шоферюгу Анчугина, за час сценического действа проделавшего путь от примитивного пьяницы до доморощенного философа.  

Алексей Аносов. Его герои — тот самый метранпаж Потапов и агроном с «лошадиной» фамилией Хомутов —  в обоих отделениях выполняют почетную и ответственную роль «двигателя» сюжета. Но во втором отделении  в образе типичного советского «правильного»   паренька отчетливо звучат трагические нотки. Вот такие  мы — и смех, и горе у нас рядом…

Еще одна традиция Горьковского: рядом с опытными актерами — молодежь. И пусть Владимир Курцеба, исполнивший роли физрука Камаева и молодожена Ступака, и Юлия Островская (Виктория и Фаина) пока не «замахнулись» на сложные, многоплановые роли, однако вполне вписались в актерский ансамбль, внеся свою лепту в успех премьеры.

От «многостаночников» перейдем к тем, кто в вечер премьеры воплотил на сцене только один образ. Скрипач-гастролер Базильский в исполнении Павла Боровского — достойный интереса типаж советского работника культуры, вынужденного «нести Чайковского и Моцарта» на стройки, в леспромхозы и  так далее.   Два ярких женских характера создают Людмила Юрова (жена Калошина, официантка Марина), и Инна Аносова (коридорная гостиницы «Тайга» Васюта). И неудивительно: обе они — прекрасные актрисы, способные буквально за пару минут создать образ яркий, живой  и близкий каждому.

Есть в спектакле еще один образ, созданный художником-постановщиком Владимиром Новиковым буквально парой лаконичных строгих штрихов,  —  образ ГОСТИНИЦЫ, временного пристанища для заблудившихся в лабиринте жизни одиноких странников, душ, мятущихся между ангелом и бесом.  Образ некоего пересыльного пункта, чистилища, из которого, я уверена,  не только персонажи спектакля, но и мы, зрители,  обязательно выйдем хоть чуточку, но другими —  более чистыми, милосердными, мудрыми, умеющими понять, принять и простить… 


крымское агенство новостей

В Симферополе заложат новый памятник

Ко дню освобождения Симферополя от немецко-фашистских захватчиков 13 апреля в на проспекте Победы заложат камень в основание памятника Отдельной...

читать полностью


COPYRIGHT © 2008

Использование материалов time4news.org допускается только с разрешения редакции.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, разрешается при условии ссылки

(для интернет-изданий - гиперссылки) на time4news.org